Как Россия выиграла информационную войну

    Прошло два года с момента пятидневной войны между Грузией и Южной Осетией и проведения Россией операции по принуждению Грузии к миру в августе 2008 года. Мы получили не только богатый опыт проведения грамотной миротворческой акции, но и опыт практического ведения современной информационной войны.

    Настало время рассказать о некоторых её эпизодах, ведь велась она не только и не столько против Грузии, сколько против некоторых стран НАТО и ряда других, сначала спровоцировавших конфликт, а затем выступивших в информационной войне на грузинской стороне.

    Стратегическая победа в этой информационной войне началась, как это у нас водится, с тактических поражений. В первые дни многие западные средства массовой информации вывалили на головы обывателей ушаты лжи, и далеко не у всех оказались вилки, чтобы умело снимать лапшу с ушей. В одну дуду с заокеанскими актёрами задудели и некоторые российские СМИ. Смешно сказать, но позиционирующий себя в качестве аналитического еженедельника журнал «Коммерсантъ Власть» 18 августа 2008 года опубликовал следующий полубредовый вывод: «Дмитрий Медведев рассуждал о необходимости создания новой структуры европейской безопасности и подписания соответствующего договора, который заменил бы собой Хельсинкский заключительный акт 1975 года. Именно эту тему должны были обсуждать Дмитрий Медведев и Ангела Меркель на переговорах в Сочи. Однако события в Грузии нанесли серьёзный удар по подобным амбициям России – видимо, пройдёт ещё немало времени, прежде чем ЕС и США начнут обсуждать с Россией проблему глобального мироустройства».

    Детская (или купленная?) наивность таких и им подобных выводов журналистов из «Власти» была продемонстрирована миру уже через год, когда в Ярославле 14 сентября 2009 года по инициативе России состоялась Международная конференция «Современное государство и глобальная безопасность». На ней представители мирового сообщества, включая ЕС и США, обсуждали именно вопросы глобального мироустройства. В работе конференции приняли участие президент России Дмитрий Медведев, премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро, премьер-министр Франции Франсуа Фийон, а также более 550 высокопоставленных представителей из 18 стран. Но тогда, в августе 2008-го, «тяжёлая артиллерия СМИ» противника только вступила в бой.

    Принцип: «Неважно, что произошло на самом деле. Важно, во что верит народ» был задействован нашими оппонентами в полную силу. И народ по всей планете уже почти было поверил в очередные страшные байки о злобных русских, убивающих в Южной Осетии невинных грузинских спецназовцев.

    Как Россия выиграла информационную войну
    Как Россия выиграла информационную войну

    Но тут случилось непредвиденное – в дело неожиданно вмешались не только объективные российские и иностранные СМИ, но и блогеры, чья информация моментально распространялась через Интернет по всему миру. Оказалось, что в XXI веке лгать не так просто, как предполагал в XX веке Геббельс, считавший, что чем чудовищнее ложь, тем охотнее в неё поверят. Однако обо всём по порядку.

    Нападение

    Грузинская армия ещё не открыла огонь по Цхинвалу, а информационная война уже началась. СМИ Грузии, США и некоторых других стран начали согласованную информационно-пропагандистскую деятельность, направленную против России. Война в информационном пространстве началась задолго до военной операции.

    Например, ведущие телеканалы стран Западной Европы и США длительное время акцентировали внимание на демократичности Саакашвили, превознося его ориентированность на Запад, но при этом крайне негативно освещали деятельность «сепаратистов» из Южной Осетии. Прецедент с де-факто отделением Косово от Югославии (Сербии) при этом умалчивался. Шла подготовка общественного мнения к вооружённой акции Грузии. Общественное мнение, по замыслу наших оппонентов, должно было воспринять грузинскую агрессию как справедливую акцию по восстановлению территориальной целостности этой страны. То, что при этом совершается обстрел мирных жителей системами залпового огня, идёт в ход артиллерия и авиация, западного обывателя волновать не должно.

    Российская сторона, как всегда, ждала неизвестно чего до последнего, не вела никаких подготовительных операций и по сути проиграла первый этап информационной войны.

    Средства и методы

    Массированная информационная атака западных СМИ, начавшаяся 8 августа 2008 года, застала врасплох и российских специалистов в данной области, и патриотически настроенные отечественные СМИ. Выступления наших дипломатов и представителей Вооружённых Сил поначалу совершенно не продвигались на Западе.

    До момента визита в Москву Николя Саркози в западных СМИ всячески обыгрывалась тема «злобных русских», вторгшихся в Грузию под прикрытием Олимпиады. И даже после завершения операции российских войск, в глазах западного обывателя миротворцами казались отнюдь не Медведев и Путин, которые сумели навести порядок, а Саркози.

    В основном в информационной войне соперник использовал традиционные методы: ложь, фальсификацию, дезинформацию и полуправду.

    Самым смешным примером одновременного использования лжи, фальсификации и дезинформации, а также одним из самых интересных уроков информационной войны стал эпизод про осетинскую девочку, интервью с которой сначала было показано по телеканалу FoxNews, а затем по каналу «Россия 1».

    Наиболее характерно и профессионально выразил коллективное мнение российской стороны по поводу этого эпизода пользователь «Живого Журнала» под ником arbat в ЖЖ-сообществе ru_politics («Политика в России и не только»):

    «Ведущий прекрасно знал, что девочка – осетинка, знал, что она бежала от грузин к русским. Очевидно, он не мог думать, что бомбы, которые на неё падали в Цхинвали, были не грузинскими. И он пригласил девочку на прямой эфир и предложил ей рассказать об ужасах, которые она пережила. Он несколько раз для зрителей подчеркнул, что это двенадцатилетний ребёнок. Что сам он бывал в «горячих точках», но не может себе представить, как это может быть ужасно для ребёнка. Он повторил это два раза. Я уверен, что на передачу их пригласили ради Аманды. Именно ей задавали вопросы. Именно от неё хотели получить human angle. Именно она, а не тётя, – реальный свидетель с сильной историей «ребёнок бежит из зоны конфликта». Но если вы посмотрите тот же сюжет, показанный «Вестями», то там видно, что тётя девочки полагает, что главный персонаж – она сама. «Меня пригласили, я согласилась…, за мной прислали машину. Лимузин притом». Она получила целую минуту времени на своё мнение вместо того, чтобы мы эту минуту слушали рассказ Аманды».

    И действительно, возможно сам замысел американских специалистов по информационным войнам был неплох – найти реальных свидетелей событий, в том числе двенадцатилетнюю девочку, и дать им что-нибудь сказать по заранее подготовленному сценарию.

    Однако профессиональному исполнению замысла помешали следующие три фактора: излишняя самоуверенность американских специалистов, поспешность и прямой эфир, в котором всё может пойти не по сценарию, и тогда единственное, что остаётся – включать рекламу на середине слова.

    В итоге результат информационной операции по обвинению России устами очевидцев оказался прямо противоположен задуманному. К тому же, наши американские партнёры по информационным войнам забыли и о таком важном факторе, как правда.

    Лучше всех по поводу данного эпизода высказался Владимир Путин в интервью американской телекомпании CNN 28 августа 2008 года:

    «Что касается восприятия происходящих событий общественностью, то, конечно, это в значительной степени зависит не только от политиков, но и от того, насколько ловко они управляют средствами массовой информации, как они влияют на мировое общественное мнение. У наших американских коллег, конечно, это получается намного лучше, чем у нас. Нам есть чему поучиться. Но всегда ли это проходит в нормальном, демократическом режиме, всегда ли это честная и объективная информация?

    Давайте вспомним хотя бы, как шло интервью маленькой 12-летней девочки и её тёти, проживающих, как я понял, в Соединённых Штатах, которая была свидетельницей событий в Южной Осетии. Как на одном из крупнейших каналов «Фокс Ньюс» её постоянно перебивал ведущий… Как только ему не понравилось, что она говорит, он начал её перебивать, кашлять, хрипеть, скрипеть. Ему осталось только в штаны наложить, но сделать это так выразительно, чтобы они замолчали. Вот единственное, что он не сделал, но, фигурально выражаясь, он был именно в таком состоянии. Ну, разве это честная, объективная подача информации? Разве это информирование населения своей собственной страны? Нет, это дезинформация».

    Резюмировал оплошность американских специалистов по спецпропаганде и информационным войнам пользователь ЖЖ iistorik_12 на том же ресурсе ru_politics («Политика в России и не только»):

    «Смотрел оба варианта. В обоих вариантах репортёр напуган, а женщина и девочка стесняются, что говорят нечто отличное от американской жвачки. Не понимаю, почему всё это называется информационной войной. Ведётся однонаправленная информационная обработка американского населения. Другая точка зрения не допускается. Репортёр потому и напуган, что оплошал и пропустил запрещённую информацию, да ещё от ребёнка, который не может врать. Типичная ситуация «голого короля» из сказки Андерсена».

    Ещё одним показательным примером явной лжи и фальсификации является постановочный сюжет с участием актёров про якобы «украденную российским солдатом» то ли ложечку, то ли вилочку, активно распространённый западными телеканалами и оппозиционными России интернет-ресурсами.

    Этот провал грузино-американских спецпропагандистов кратко и ёмко описал блогер dobriy_cheburek в ЖЖ-сообществе ru_politics:

    «Вот на этом видео якобы грузинские журналисты снимают якобы российских солдат, которые подозреваются в краже вилки и грузинской формы. Вилка, ясное дело, торчит на виду у солдата, всем видом напоминая о себе. Корреспондент, находясь в зоне боевых действий, не нашёл спросить ничего более умного, чем задать идиотский вопрос: «Слушай, а что это за вилка?» Не получив ответа, корреспондент распускает руки и, абсолютно ничего не опасаясь, лезет к солдату.

    Выглядит это крайне глупо – посмотрел бы я на того журналиста, кто начал бы вот так выпендриваться перед солдатами чужого государства. Такое в принципе невозможно. Любой нормальный человек, если он не самоубийца и не законченный кретин, понимает, что любое неверное слово, любое неверное действие, предпринятое по отношению к людям с оружием в зоне военного конфликта, может повлечь неприятности. Как минимум – тяжкие телесные.

    На другом видео запечатлена сцена, как якобы российский снайпер ранил репортёра грузинского ТВ. Женщину. В руку. Перед тем как женщина упала, слышны несколько звуков, отдалённо напоминающих глухие выстрелы. Откуда эти звуки взялись – непонятно. Снайпер бьёт издалека и в большинстве случаев практически бесшумно.

    После того как камера походила туда-сюда, показывается ранение женщины – это еле заметная царапина, которая после обработки ватой и вовсе перестаёт кровоточить. Абсурдность этого ролика даже не поддаётся здравой критике. Касательное ранение от пули должно было порвать по меньшей мере кожу на руке женщины, да так, что кровища хлестала бы будь здоров! На видео же мы видим поток крови, сопоставимый с порезом лезвием безопасной бритвы. Вот такая весёлая грузинская пропаганда. Впрочем, в распоряжении пророссийской части публики имеется куда более весомый аргумент – это всем известное видео с Саакашвили. Но грузины и тут отличились – теперь они заявляют, что это так и задумывалось, мол, это часть политики. Мы, конечно, все им дружно поверили».

    Постановочные кадры страданий несчастных грузинов

    Постановочные кадры страданий несчастных грузинов

    И таких поддельных роликов и фото американские и грузинские специалисты по информационной войне навыпускали множество. Но по какой-то причине все они оказались с существенными ошибками, недоделками, а то и откровенными глупостями. То «уничтоженный российскими военными» труп вдруг встаёт в кадре и куда-то уходит, то на одной фотографии обмазанный кетчупом «труп» лежит у бордюра, а буквально через секунду на другой фотографии уже успел перебежать метров на 20, лёг рядом с деревом и переместил кетчуп на новую рубашку. И так далее, и тому подобное.

    Итак, обладая стартовой инициативой, оппоненты России поначалу попытались вырваться вперёд, и могло создаться ошибочное впечатление, что они выигрывают у России информационную войну. Но при этом, в силу излишней самоуверенности, они допустили системные ошибки в спровоцированных ими самими же ситуациях.

    Ответ

    Российская сторона, в отличие от существовавшей ранее традиции, не стала отмалчиваться и эффективно контратаковала. Со стороны военных активно начали предоставлять открытую информацию специально назначенные представители Генерального штаба ВС РФ. Владимир Путин и Дмитрий Медведев, как правящий страной тандем, тоже не скупились на слова, своевременно характеризуя развитие ситуации. Активно включились в информационную войну российские блогеры, «атаковавшие» западные интернет-ресурсы. А те из них, кто реально присутствовал на месте событий, рассказывали правду о войне фактически в он-лайн режиме.

    Владимир Путин стал называть вещи своими именами, дав несколько развёрнутых интервью западным телеканалам, чем сильно напугал наших оппонентов. Так, в интервью немецкому телеканалу ARD, разъясняя ситуацию в Южной Осетии на 8 августа 2008 года, он заявил:

    «У нас 80 человек там убили сразу, две тысячи мирных граждан там убито. И мы что, не можем защитить жизни своих граждан? А если мы защищаем свои жизни, то у нас отберут колбасу? У нас выбор какой – между колбасой и жизнью? Мы выбираем жизнь. Мы действовали в рамках международного права. Нападение на наши миротворческие посты, убийство наших миротворцев и наших граждан, безусловно, мы восприняли как нападение на Россию… Мы вынуждены были начать подавление пунктов управления огнём, которые находились за зоной боевых действий и за зоной безопасности. Но это были такие точки, откуда управлялись вооружённые силы и откуда по российским войскам и миротворцам наносились удары».

    Но немецкая аудитория многие из этих слов не услышала. Интервью подверглось жесткой цензуре немецкими редакторами и, по всей видимости, их американскими кураторами. Достаточно сказать, что в эфир пошла настолько «сокращённая версия», что из 30 минут интервью остался девятиминутный ролик ни о чём. В первую очередь были стыдливо вырезаны слова Владимира Путина о подробностях нападения грузинских вооружённых сил на Цхинвал. Также из интервью исчезли слова о том, что западная пресса – оружие Запада против России, и что Европа идёт на поводу у США.

    Это временно спасло немецкого обывателя от нервного потрясения и шока, хоть и ненадолго. Правдивая информация всё равно была доставлена российской стороной через Интернет и другие каналы.

    Сам факт столь непристойного поведения, как цензура речи Председателя Правительства одного из крупнейших и сильнейших государств мира наглядно свидетельствует о том, что на тот момент при помощи средств пропаганды и информационной войны совершались попытки информационной блокады России и формирования её образа как жестокой, агрессивной и опасной в глазах западного обывателя.

    Но не все западные и даже американские СМИ поддались этому нажиму. Некоторые из них выбрали объективную позицию, несмотря ни на что. Например, американский телеканал NBC подверг критике действия США, вооруживших и поддержавших Грузию и одновременно осудивших российскую миротворческую акцию, и назвал такое поведение собственной страны своим именем: «провокация». Естественно, другие телеканалы, например Fox, бросились критиковать NBC, но было уже поздно – информация разошлась и была, так или иначе, воспринята различными слоями американского общества.

    ВС РФ на брошенной грузинами военной базе
    ВС РФ на брошенной грузинами военной базе

    Таким образом, в результате эффективных и достаточно слаженных действий российской стороны уже к исходу третьего дня пятидневной войны ситуация в области оценки мировым сообществом грузинской агрессии начала меняться.

    Вброшенные СМИ соперника ложные тезисы: «Россия – агрессор», «Россия напала на Грузию» были замещены на истинные: «Грузия – агрессор», «Россия молниеносно провела операцию по принуждению к миру».

    Нехарактерная ранее информационная открытость российской стороны, представление правдивых данных о собственных потерях и неудачах и другой информации о сути и содержании конфликта, поставляемой как федеральной  властью России и руководством Вооружённых Сил РФ, так и независимыми СМИ, переломили ситуацию. Было оказано столь мощное влияние на общественное мнение как внутри нашей страны, так и за рубежом, что все «домашние заготовки» наших соперников оказались неэффективны. Им попросту перестали верить.

    Особое значение в этой информационной войне приобрёл Интернет. Благодаря ему информация распространялась мгновенно, а скрывать правду о войне стало невозможно.

    Вот как охарактеризовали сложившуюся новую реальность специалисты в области спецпропаганды Матвей Жаров и Тимофей Шевяков: «Сетевые войны всегда оставались внутрисредовой особенностью Интернета – и в реальной жизни не были никому интересны. Пятидневная война показала, что сеть является таким же фронтом, как и традиционные СМИ – причём фронтом куда более масштабным и оперативным».

    Фактически блоги и форумы в ходе пятидневной войны заменили газеты, журналы и телевидение: пользователи и журналисты писали непосредственно с мест событий, и традиционным СМИ ничего иного не оставалось, как пользоваться материалами из сети. Август 2008 года стал точкой формирования виртуальной реальности конфликтов – и моментом осознания необходимости вести войну в том числе и на информационном поле.

    «Конфликт, выигранный танками и самолётами, будет безнадёжно проигран в массовом сознании, если не будет освещаться в правильном (в понимании одной либо другой стороны) ключе. «Пишите быстрее, пока война не закончилась», – эти слова, регулярно произносившиеся в редакции «Русского журнала» в течение тех пяти августовских дней, как нельзя лучше отображают внутренний механизм информационной войны – успеть не только раньше противника, но и до того, как всё закончится».

    Скоординированные действия большинства российских СМИ, блогеров, федеральных властей и представителей Вооружённых Сил РФ оказали решающее влияние на победу России в информационной войне и признание этой победы на Западе.

    Как справедливо отмечают в своём исследовании Максим Жаров и Тимофей Шевяков, то, что выглядело гиперболой и фарсом в фильме Wag the dog (шедшем в российском прокате под названием «Плутовство»), стало реальностью в первой информационно-блоговой войне. Постановка кадров, фальсификация несуществующего и героизация нереального – вот то, что заполняло медийную сферу в те дни.

    Действительно, вся информация о пятидневной войне, которая появлялась в медийном поле, автоматически становилась инструментом большой, реальной политики. Это касалось и растиражированных через Интернет кадров бегущего и прячущегося от летящего мимо российского самолёта потного от страха Саакашвили, и филигранно обыгранного и многократно высмеянного стильного галстука, поедаемого президентом Грузии, и ролика FoxNews с осетинской девочкой.

    Но СМИ оппонентов России позволили себе и более тяжёлые информационно-пропагандистские трюки. Например, были сфальсифицированы и распространены через ведущие мировые информагентства и телеканалы «фотографии» из Гори, а также спутниковая карта «пожаров» грузинских сёл от UNOSAT. А затем была предпринята попытка использовать данную дезинформацию в дипломатических и политических играх.

    Пятидневная война ещё раз показала – в современном мире зачастую важна не столько правдивость информации, сколько оперативность её доставки, даже если это не информация, а дезинформация. Достаточно обвинить противника в несуществующих грехах и задавить массой лжи или полуправды, и шансы на выигрыш резко увеличиваются. В ход идёт всё: подмена понятий, рефрейминг, обвинения оппонента в мелких неточностях и реально совершённых ошибках и т.д. и т.п. Используется всё, что может пригодиться для очернения и демонизации противника.

    Следует отметить, что информационная война привела и к некоторым физическим потерям. Например, была взломана часть сайтов грузинских правительственных учреждений, DDOS-атакам подверглись осетинские интернет-СМИ и крупные российские информагентства.

    Россия ответила жёстко и с юмором. Так, российское телевидение многократно показало интервью с психиатром из Института Сербского Михаилом Виноградовым о том, что Саакашвили не совсем адекватен и нуждается в лечении, подтвердив данный вывод кадрами, на которых грузинский президент жуёт свой галстук. Эти кадры затем были ретранслированы BBC, CNN и во многом стали вкладом в победу России в информационной войне.

    В России издревле существует поговорка: «Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним». Возможна, она слишком жестока. Но Россия, что бы ни говорили наши оппоненты, не начинала войну первой, и потому правда на её стороне. В данном случае «добиванием» соперников занялись Председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ Сергей Миронов и Председатель Правительства России Владимир Путин.

    Сергей Миронов высказался по итогам действа прямолинейно:

    «Мы считаем, что та информационная война, которая развязана сегодня против России, недопустима. Она попустительствует агрессивным устремлениям руководства Грузии».

    Владимир Путин, обращаясь к американскому тележурналисту Мэтью Чансу из CNN с ответом на один из его вопросов, с присущим ему чувством юмора высказался чуть длиннее:

    «В экономике США проблемы, мы это знаем хорошо. С финансами проблемы. Ипотечный кризис. Мы сами за это беспокоимся и хотим, чтобы он быстрее закончился, но он есть.

    Им нужна была маленькая победоносная война. А если не получилось, то можно переложить вину на нас, сделать из нас образ врага, и на фоне такого «ура-патриотизма» опять сплотить вашу страну вокруг определённых политических сил.

    Меня удивляет, что вас удивляет то, что я говорю. Это же лежит на поверхности».

    Первоначальный кратковременный выигрыш СМИ США, Израиля и некоторых стран Западной Европы в итоге оказался проигрышем. Убедительные доказательства факта грузинской агрессии, представленные Россией, в итоге были восприняты общественным мнением западных стран. Видеосъёмка грузинского огня по Цхинвалу из РСЗО «Град» рано или поздно обошла все ведущие телеканалы мира. После этого никакие другие объяснения больше были не нужны. Люди представили себя на месте погибших и ужаснулись содеянному грузинскими военными. После этого отношение к России резко изменилось в положительную сторону.

    Немаловажным фактором стал мгновенный – буквально в течение нескольких месяцев – выпуск художественных фильмов и литературы, которые документально-художественными средствами отобразили суть и трагическое содержание произошедшего.

    В качестве примера изменившейся позиции мирового сообщества по оценке причин и последствий вооружённого конфликта можно привести высказывание на данную тему Пола Крейга Робертса – отца «рейганомики», заместителя министра финансов США в администрации Рональда Рейгана. По сути, он озвучил суммарную точку зрения мирового сообщества, сформированную по итогам пятидневной войны:

    «Вопрос о том, кто начал войну в Южной Осетии – это вопрос о фактах, а не о мнениях. Это сделал президент Грузии, марионетка неоконсерваторов – Михаил Саакашвили, которого привели к власти с помощью одной из цветных революций, устроенных ЦРУ и Национальным фондом за демократию. Он начал войну с артиллерийской атаки на Цхинвал вечером 7 августа 2008 года, а рано утром следующего дня последовала атака 4 бригады грузинской пехоты, обученной и подготовленной с помощью инструкторов из США и Израиля.

    Европейские члены НАТО опасались, что военная реакция Грузии на сепаратистские движения в Южной Осетии и Абхазии с большой вероятностью может втянуть НАТО в войну с Россией. Никто не верит, что правительство Грузии, живущее на американские дотации, рискнуло бы пойти на такую военную авантюру без одобрения своих неоконсервативных покровителей.

    Вашингтон рассчитывал, что российское правительство, которое всегда проявляло особую любезность в отношении США, просто вынуждено будет принять это как свершившийся факт.

    Я опасаюсь утраты способности моей страны к здравым суждениям. Россия – гордая страна и имеет в своих арсеналах ядерное оружие. Это откровенная глупость – провоцировать такую страну неприкрытым вторжением в сферу её влияния. Это вмешательство тем паче ненормально, так как сегодняшняя Россия ничем не угрожает жизненным интересам США».

    Дмитрий Васильев, Надежда Ткешелашвили
    «Военные Знания», №№ 9–10, 2010

    Добавить комментарий

    Защитный код
    Обновить

    РАЗМЕЩЕНИЕ БАННЕРОВ

    | Для лиц старше 16 лет

    -

    © Дмитрий Васильев 2016

    Шеф-редактор Ольга Васильева

    Использование, копирование, цитирование и размещение материалов портала разрешается при условии указания ссылки на сайт

    DMVV.RU ★ РОССИЯ И МИР ★

    Яндекс.Метрика
    Индекс цитирования