Россия в Первой Мировой войне

    О событиях Первой Мировой войны (28 июля 1914 – 11 ноября 1918), в отличие от Отечественной войны 1812 года и Великой Отечественной 1941–1945 годов, в нашей стране знают немного. Связано в этом в основном с тем, что Первая Мировая в советские времена считалась войной империалистической, и если о ней и упоминали, то вскользь.

    Что никак не умаляет подвиг русской армии и русских солдат, ведших боевые действия в сложнейших, подчас нечеловеческих условиях. Это была одна из самых страшных войн в истории человечества, и я постараюсь кратко рассказать о её причинах, ходе и итогах.

    Россия перед войной

    Русский историк и публицист, профессор истории Сергей Сергеевич Ольденбург (1888–1940, Париж) в своем исследовании «Царствование императора Николая II», впервые опубликованном в Белграде в 1939 г. (том 1) и Мюнхене в 1949 г. (том 2) пишет, что к 1914 году «Россия достигла ещё невиданного в ней уровня материального преуспеяния. Прошло ещё только пять лет со слов Столыпина: «Дайте нам двадцать лет мира, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России» – а перемена уже начинала сказываться. Период с лета 1912 г. по лето 1914 г. явился поистине высшей точкой расцвета русского хозяйства… Если некоторые виды машин, особенно фабрично-заводское оборудование ввозилось еще из-за границы (главным образом из Германии), то паровозы, вагоны, рельсы производились на русских заводах. Но и в области машиностроения за последние годы проявился быстрый рост: основной капитал главных русских машинных заводов за три года (1911–1914 гг.)  возрос от 120 до 220 млн руб.
    Бюджет возрастал без введения новых налогов, без повышения старых, отражая стихийный рост народного хозяйства… так как общий народный доход возрос в гораздо большей пропорции, нежели бюджет».

    Более чем удвоилось протяжение железных дорог и телеграфных проводов. За 20 лет население Российской Империи увеличилось на 50 млн человек (на 40%), естественный прирост населения превысил 3 млн в год. Резко повысился уровень благосостояния – удвоилось количество отечественных и иностранных товаров, потребляемых русским внутренним рынком.

    Происходящую в России перемену отмечали и иностранцы. С. С. Ольденбург пишет: «В конце 1913 г. редактор «Economiste Europien» Эдмон Тэри произвел по поручению двух французских министров обследование русского хозяйства. Отмечая поразительные успехи во всех областях, Тэри заключал: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 гг. идти так же, как они шли с 1900 по 1912 гг., Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении (Edmond Thery. La Transformation de la Russie. Париж, 1914).

    Примечательно, что даже в Советском Союзе уровень производства и благ для населения очень часто сравнивали с уровнем 1913 года.

    Естественно, многих в Европе такой рост не устраивал. Но происходили и внутренние изменения. Большинство тогда жило в деревнях. Деревня богатела, голод отходил в область предания, быстро распространялась грамотность. Но, в то же время, деревенская молодежь отрешалась от вековых духовных традиций. Отовсюду шли сведения об упадке религиозности, нравственности, пренебрежением русскими традициями, особенно среди подрастающих поколений.

    А в это время в Западной Европе готовилась война. Среди населения и правящих кругов всё большее влияние получали навязанные идеи о фатализме, неизбежности войны. Большинство населения Европы радовалось надвигающейся войне, полагая, что предстоит легкая прогулка по уничтожению врагов, в ходе которой можно будет заработать как материальные, так и нематериальные награды.

    Россия воевать не хотела. Ни население, ни власть. В нашей стране многие прекрасно понимали, что это невыгодно и может привести к непредсказуемым последствиям.

    Так, в феврале 1914 года П. Н. Дурново представил русскому царю Николаю II записку, разделённую на главы. Даже их заголовки передают её суть:

    «1) Будущая англо-германская война превратится в вооруженное столкновение между двумя группами держав.

    2) Трудно уловить какие-либо реальные выгоды, полученные Россией в результате ее сотрудничества с Англией.

    3) Жизненные интересы Германии и России нигде не сталкиваются.

    4) В области экономических интересов русская польза и нужды не противоречат германским.

    5) Даже победа над Германией сулит России крайне неблагоприятные перспективы.

    6) Борьба между Россией и Германией глубоко нежелательна для обеих сторон, как сводящаяся к ослаблению монархического начала.

    7) Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой трудно предвидеть.

    8) Германии, в случае поражения, предстоит перенести не меньшие социальные потрясения.

    9) Мирному сожительству культурных наций более всего угрожает стремление Англии удержать ускользающее от нее господство над морями».

    Сегодня, по прошествии 100 лет, сложно отказать в прозорливости автору этой записки, составленной за пять месяцев до начала Первой Мировой войны. Его ошибка состояла лишь в том, что он считал работающих русских людей мусором: «Крестьянин мечтает о даровом наделении его землею, рабочий – о передаче ему прибылей фабриканта». И эта всеобщая ошибка власти сказалась чуть позже.

    Кратко говоря, перед началом Первой Мировой войны в России на фоне роста благосостояния наблюдался раскол общества. В IV Государственной думе противоборствовали группировки, борющиеся за подобие власти, ключевые министры и главы правительства постоянно менялись, а император – царь Николай II был занят болезнью единственного наследника, страдающего неизлечимым недугом – гемофилией, несвёртываемостью крови (наследственным заболеванием, связанным с поражением генов женской половой хромосомы X).

    Гемофилию в род русских царей принесла немка – императрица Александра Фёдоровна (Феодоровна) (урожденная принцесса Алиса Виктория Елена Луиза Беатрис Гессен-Дармштадтская), супруга Николая II c 1894 года. Она была четвёртой дочерью великого герцога Гессенского и Рейнского Людвига IV и герцогини Алисы, дочери английской королевы Виктории. Это важно для понимания того факта, что Первая Мировая война была устроена родственниками – царствующими т. н. «особами», которые уже в то время находились под косвенным управлением владельцев финансовых систем и производителей оружия.

    Всем государствам Европы было выгодно ослабить Россию, получить некую выгоду за её счет. Это касалось и союзников, и потенциальных врагов.
    С. С. Ольденбург пишет: «Англия знала, что германская пропаганда последних лет толковала всё происходящее, как англо-германское соперничество, и она не видела большого вреда в том, чтобы в открытую борьбу против Германии втянулась Россия».

    Причины и предыстория Первой Мировой

    Первую мировую войну вели две коалиции государств. Австро-Венгрия, Германия, Османская империя (Турция), Болгария (блок Центральных держав – Четверной союз) воевали против блока Антанта, включавшего в себя 34 государства (в их числе: Россия, Сербия, Франция, Великобритания, позже подключились и другие).

    В различных источниках упоминаются следующие причины войны: экономический империализм, торговые барьеры, гонка вооружений, милитаризм и автократия, происходившие накануне локальные конфликты (Балканские войны, Итало-турецкая война), приказы о всеобщей мобилизации в России и в Германии, территориальные притязания и союзные обязательства европейских держав.

    Достаточно точно о причинах войны высказался 28-й президент США (4 марта 1913 – 4 марта 1921) Томас Вудро Вильсон: «Все ищут и не находят причину, по которой началась война. Их поиски тщетны, причину эту они не найдут. Война началась не по какой-то одной причине, война началась по всем причинам сразу».

    Продолжавшее международное напряжение создавало ощущение, особенно в Германии, что поскольку война всё равно начнётся рано или поздно, то необходимо выбрать удобный момент для нанесения упреждающего удара, пока не закончилась программа перевооружения России, пока французы не провели военную реорганизацию, а Великобритания и Россия не заключили эффективного морского соглашения. При этом в гонке вооружений участвовали все великие державы, и она усиливала ощущение того, что война должна начаться, и лучше раньше, чем позже.

    Поводом для войны стало убийство австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда девятнадцатилетним сербским студентом из Боснии Гаврилой Принципом, который являлся одним из членов организации «Млада Босна», боровшейся за объединение всех южнославянских народов в одно государство, произошедшее 28 июня 1914 года в Сараево.

    Руководство Австро-Венгрии посчитало, что убийством руководили из Сербии при попустительстве сербского правительства и официальных лиц. 23 июля Австро-Венгрия, заявив, что Сербия стояла за убийством Франца Фердинанда, объявила ей ультиматум, в котором потребовала выполнить заведомо невыполнимые условия, в том числе: произвести чистки госаппарата и армии от офицеров и чиновников, замеченных в антиавстрийской пропаганде; арестовать подозреваемых в содействии терроризму; разрешить полиции Австро-Венгрии проводить на сербской территории следствия и наказания виновных в антиавстрийских действиях. На ответ было дано всего 48 часов.

    В тот же день Сербия начала мобилизацию, однако согласилась на все требования Австро-Венгрии, кроме допуска на свою территорию австрийской полиции.

    Начало войны

    Далее события развивались лавинообразно.

    25 июля Германия начала скрытую мобилизацию – не объявляя её официально, на призывные пункты стали рассылать повестки резервистам.

    26 июля объявила мобилизацию Австро-Венгрия и начала сосредотачивать войска на границе с Сербией и Россией.

    28 июля Австро-Венгрия, заявив, что требования ультиматума не выполнены, объявила Сербии войну. Австро-венгерская тяжелая артиллерия начала обстрел Белграда, а регулярные войска Австро-Венгрии пересекли сербскую границу. Россия заявила, что не допустит оккупации Сербии. А во французской армии были прекращены отпуска.

    Русское правительство решило объявить мобилизацию четырёх военных округов (примерно половина армии). Пытаясь до последнего не порывать с Германией, Николай II считал, что мобилизация должна коснуться только тех войск, которые будут сосредотачиваться у австрийской границы. Но начальник Генерального штаба Н. Н. Янушкевич и другие военные авторитеты не без веских оснований отмечали, что частичная мобилизация может спутать все планы и маршруты и помешать в дальнейшем проведению общей мобилизации, а было заранее ясно, что Германия не оставит Австро-Венгрию без поддержки. С другой стороны, объявление общей мобилизации означало бы признание неизбежного начала общей войны. Получилась роковая ситуация: Россия вынуждена была объявить хотя бы частичную мобилизацию, раз Австро-Венгрия начала военные действия против Сербии, но частичная мобилизация могла в качестве угрозы оказаться недостаточной. Тогда пришлось бы прибегнуть к всеобщей мобилизации. А её проведение было бы весьма затруднено, если бы ранее началась частичная. При этом всеобщая русская мобилизация не могла не вызвать германской мобилизации. А германский мобилизационный план был в то же время соединён с быстрым началом военных действий.

    29 июля Николай II отправил Вильгельму II телеграмму с предложением «передать австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию» (в международный третейский суд в Гааге). Вильгельм II не ответил на эту телеграмму. В этот же день были прекращены отпуска в германской армии.

    30 июля началась частичная мобилизация во Франции.

    31 июля в Российской империи всё-таки была объявлена всеобщая мобилизация в армию. При этом Николай II ещё раз телеграфировал Вильгельму II: «Технически невозможно остановить наши военные приготовления, ставшие неизбежными ввиду мобилизации Австрии. Мы далеки от того, чтобы желать войны. Пока будут длиться переговоры с Австрией по Сербскому вопросу, мои войска не предпримут никаких военных действий. Я торжественно даю тебе в этом моё слово».

    Со стороны Германии соответственного обещания не последовало, наоборот, в тот же день в ней было объявлено «положение, угрожающее войной». Германия предъявила России ультиматум: прекратить призыв в армию, или Германия объявит войну России. Франция, Австро-Венгрия и Германия объявили о всеобщей мобилизации. Германия начала стягивать войска к бельгийской и французской границам.

    Утром следующего дня министр иностранных дел Великобритании Эдуард Грей обещал немецкому послу в Лондоне Лихновскому, что в случае войны между Германией и Россией Великобритания останется нейтральной, при условии, если Франция не будет атакована.

    1 августа в 7 часов 10 минут вечера германский посол Пурталес вручил министру иностранных дел России С. Д. Сазонову ноту об объявлении Германией войны России. Великая война началась.

    На следующий день огромные толпы, во много раз большие, чем при известии о нападении японцев на Порт-Артур наводнили улицы столицы. Площадь перед Зимним дворцом заполнилась народом. Когда Николай II вышел на балкон, все опустились на колени. Не смолкали крики «ура» и пение гимна.

    В большом зале Зимнего дворца император принимал высших чинов армии и флота: «Я здесь торжественно заявляю, – сказал он, – что не заключу мира до тех пор, пока последний неприятельский воин не уйдет с земли Нашей».

    3 августа Германия объявила войну Франции и Бельгии, а 4 августа в войну против Германии вступила Великобритания. Позже в войну были вовлечены многие страны мира. Многомиллионные армии были в распоряжении каждой стороны. Военные действия велись не только в Европе. Азия, Африка и бескрайние просторы океанов не остались без смертельного противостояния.

    Кампания 1914 года

    Война застала русское общество врасплох. Но в самом её начале в России царило полное единодушие. Когда Германия объявила войну России, это было встречено всеми как необоснованное нападение. В необходимости дать отпор ни у кого не возникало сомнений.

    Германия на начало войны подчинялась своей старой военной доктрине, основывавшейся на плане Шлиффена. Доктриной предусматривался мгновенный разгром Франции. Такое развитие событий планировалось специально, чтобы Россия не выдвигала войска к границе. Первоначальное нападение было запланировано через Бельгию, для обхода французских армий. Париж планировалось захватить за 39 дней. Сутью плана Шлиффена может служить изречение Вильгельма II, который заявил, что пообедает в Париже, а ужинать сядет в Санкт-Петербурге.

    Французская военная доктрина, в первую очередь предусматривала освобождение Эльзас-Лотарингии. Предполагалось, что именно в Эльзасе немцы сосредоточат свои армейские силы.

    Через бельгийскую границу армейские части Германии перешли 4 августа, в точности следуя плану Шлиффена. Немногочисленные заслоны бельгийцев были легко сметены, и немцы продвинулись вглубь Бельгии. Однако, имея армию в десять раз меньше германской, бельгийцы, неожиданно для захватчиков, проявили стойкость и оказали сопротивление, хотя существенно и не задержавшее противника. Продвигаясь вперед и тесня бельгийскую армию, германская армия не обращала внимания на крепости, остающиеся в её тылу, и, захватив Брюссель, 7 августа вошла в соприкосновение с англо-французскими частями.

    Французское военное командование не ожидало, что Германия начнёт вторжение через Бельгию, и поэтому основная часть французской армии была сосредоточена против Эльзаса. С началом боевых действий французская армия начала активную переброску сил к месту прорыва. Фронт пребывал в беспорядке, поэтому французам и англичанам пришлось вступить в боевые действия тремя группами войск, которые не соприкасались друг с другом. Боевые действия во всех трёх районах оказались для англо-французских войск неудачными. Они в этих боях потерпели тягчайшее поражение и потеряли около 250 тысяч человек. Немецкая армия широким фронтом вторглась во Францию с севера и нанесла главный удар в обход Парижа, взяв, таким образом, французскую армию в огромные клещи.

    Но для завершения операции по окружению французской армии и взятию Парижа у немцев не хватало сил. Войска вымотались, коммуникации стали растянутыми, резервов не было. Ставка приняла решение не продолжать охват в обход Парижа, а свернуть на восток к северу от столицы Франции и нанести удар по тылам основных сил французов.

    Таким манёвром немецкая армия подставляла правый фланг и тыл под удар парижской группировки войск. Французское командование воспользовалось такой прекрасной возможностью и нанесло удар по неприкрытому флангу и тылу германских войск. Началась известная «Битва на Марне», впоследствии прозванная «Чудо на Марне».

    Эта битва имела огромное моральное значение как для одной, так и для другой стороны. Для Франции это была первая победа, преодоление позора поражений. Для англичан это стало осознанием недостаточности боевой мощи своих войск, изменением курса на увеличение их численности в Европе и необходимости усиления боевой выучки личного состава. Германская доктрина Шлиффена потерпела крах. Битва на Марне – поворотный момент войны, прекративший отступление англо-французских войск.

    Первые крупные боевые столкновения на Восточном фронте начались 4 августа. Русские наступали вдоль железной дороги Петербург – Берлин, а австрийцы из Галиции вели наступление с юга по линии Люблин – Холм, в то время как русские готовили им удар во фланг со стороны Волыни.

    К этому времени французские войска потерпели неудачу в Эльзасе и Лотарингии, и французский посол Палеолог в личной аудиенции у Николая II настоятельно просил о скорейшем оказании помощи. В западных странах вообще господствовало преувеличенное представление о возможностях русской армии, которую изображали в виде «парового катка», давящего всё перед собой своей огромной массой. Не учитывались при этом ни медлительность передвижения вследствие более слабого развития железных дорог, ни германский перевес в артиллерии, особенно в тяжёлых орудиях. Русская армия вместе с призванными запасными и ратниками ополчения I разряда насчитывала около пяти миллионов человек, из них в действующую армию входило около трех с половиной миллионов. Всё это количество могло быть сосредоточено на театре военных действий не раньше, чем через два месяца после начала мобилизации. Союзники, однако, оценивали русские возможности весьма оптимистически. Французский военный министр Мессими, говоря с русским военным агентом в начале августа, совершенно серьёзно считал возможным вторжение русских войск в Германию и движение на Берлин со стороны Варшавы.

    При этом западные державы желали ещё более непосредственной помощи. Так, 17 августа в разгар боёв, которые вела русская армия в Восточной Пруссии и Галиции, английское посольство через министра иностранных дел России С. Д. Сазонова попросило послать 3 – 4 русских корпуса на Западный фронт и пообещало доставить для этого в Архангельск необходимое количество судов.

    В целом, несмотря на ряд неудач, кампания 1914 года на Восточном фронте сложилась для России положительно. Хотя боевые действия прошли положительно и для германской армии. В частности, на этой части фронта Россия потеряла часть территории Польши. Но и успехи Германии, с военной точки зрения, были незначительными. Россия нанесла поражение Австро-Венгрии и захватила большие территории. В результате к германским войскам сформировалось осторожное отношение, а австро-венгров начали считать более слабым противником. В отличие от французского театра военных действий, на Восточном фронте линия фронта осталась несглаженной. Армии располагались неравномерно, с большими разрывами между ними.

    Сторонам пришлось столкнуться с фактом, что война приобретает затяжной характер, не предусмотренный ни одной из сторон. Хотя Германия и захватила практически всю Бельгию и часть Франции, главная цель – победа над французами, не была достигнута. И Антанта, и Центральные державы начали войну нового типа – изматывающую, длительную, потребовавшую поголовной мобилизации населения и экономики. Неудачи Германии дали ещё один результат – Италия воздержалась начинать боевые действия на стороне Германии.

    Итоги войны

    В результате войны прекратили своё существование четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Османская и Германская (хотя возникшая вместо кайзеровской Германии Веймарская республика формально продолжала именоваться Германской империей). Страны-участницы потеряли более 10 млн человек убитыми солдат, около 12 млн убитыми мирных жителей, около 55 млн были ранены.

    Дмитрий Васильев

    Добавить комментарий

    Защитный код
    Обновить

    РАЗМЕЩЕНИЕ БАННЕРОВ

    | Для лиц старше 16 лет

    -

    © Дмитрий Васильев 2016

    Шеф-редактор Ольга Васильева

    Использование, копирование, цитирование и размещение материалов портала разрешается при условии указания ссылки на сайт

    DMVV.RU ★ РОССИЯ И МИР ★

    Яндекс.Метрика
    Индекс цитирования